Владимир Владимирович (niramas) wrote,
Владимир Владимирович
niramas

Categories:
  • Mood:

Миллион кругов ада Арины Холиной

Вчера в Фейсбуке появился потрясающей силы текст. Его написала некая журналистка и писательница Арина Холина. Абсолютный, чистейший либероз мозга, настолько совершенный, откровенный и рукопожатный, что цитирую его целиком, без купюр и исправлений.

МИЛЛИОН КРУГОВ АДА

Спасибо огромное моему отцу, который в свое время пытался стать советским детским поэтом, но, к счастью, у него ничего не получилось. Окунувшись в жалкий и гнусный мир литературы Союза Советских Писателей, он послал все это к чертовой матери - и стал фарцовщиком. Он делал то, что было страшно и стыдно делать в той дикой стране, но ему не пришлось играть на собственную совесть.

Я не росла на поле двойных стандартов, нам никто не давал продовольственных пайков и других унизительных советских привилегий, нас не награждали квартирами за лояльность и не поощряли путевками за восхваления гнусных тварей, которые издевались над своей страной и над ее гражданами.

Спасибо отцу, что он родил меня в 53 года - и между его матерью, белошвейкой, и мной не стояло поколение, изуродованное СССР, от невозможности всего сущего принявшее условия этого подобия жизни.

Я вижу сейчас этих людей - и мне страшно. Они все насквозь пропитаны этим СССР, они были комсомольцами и партийными деятелями, они уничтожали все человеческое и талантливое, а сейчас они ездят на приличных машинах, отдыхают в Турции, иногда бывают в Европе - они похожи на людей, они даже приветливо улыбаются, но в любую секунду они могут превратиться в зомби и оторвать тебе голову.

Сейчас поясню, чего я тут захлебываюсь. Листаю ресурс Сплетник и нахожу пост о карте московских продуктовых магазинов, которую пользовали жители Калуги. "Колбасные поезда". Казалось бы - насквозь антисоветский пост.

Комментарии:

"моя мать на стипендию от медвуза в 70х ездила в москву, а на первом отпуске(врачом работала) съездила в венгрию. сейчас такое возможно?" (автор 87 года рождения)
Дальше - веселее:

"Моя мама написала письмо Брежневу в 1982 году, что молодая перспективная семья с двумя маленькими детьми ютится в однокомнатной квартире. Через месяц родителям предложили на выбор (!) две трёшки. Сейчас такое возможно?"
Они там еще пишут, что раньше колбаса была лучше.

И они без понятия, что их мамаши были комсомольскими активистками самого гнусного пошиба, если сразу после института ехали в Венгрию, а евреи в это время годами сидели без работы и ждали очередного отказа.

Они слышали от своих родителей, которые всю молодость и половину жизни потратили на вранье, лицемерие, на подлость, на то, чтобы утратить совесть и нравственность, как хорошо было в СССР.

Как можно еще удивляться всем этим "нашистам", "гвардейцам" и прочим бессовестным шлюхам - если они все дети таких вот закоренелых коммунистов, для которых нет ни начала ни конца, ни добра ни зла.

В 91 невозможно было провести люстрацию, так как нон грата стала бы вся страна. Все, чьи дедушки и бабушки врывались в квартиры к приличным людям, топали по коридорам грязными сапогами, срали мимо параши, писали доносы, судили товарищеским судом, хаяли, - и превращали эту страну в вонючее стойло для подонков.

В том, что я не причастна к этому бардаку нет никакой моей заслуги - это дано, это какая-то невероятная благосклонность судьбы.

Но я при этом не могу не ненавидеть людей, которым ни разу не стыдно за то, что они были подлецами, и сейчас они втолковывают своим не особенно умным детям, как замечательно было в Империи Зла. Люди без чести и совести, и даже не люди - а человекоподобные.

Каждый, чей дедушка/папа был в партии, должен стыдиться. Я знаю, что нарываюсь на поток бурлящей ярости, но стыдиться надо не себя, а понимать, как ужасно все это наследие, и что у близких совесть нечиста. И понимание, и стыд, и раскаяние и ответственность за грехи отцов - это самое высокое и великое чувство, которое может испытать человек. Потому что тогда этот человек берет на себя ответственность не за свое уютненькое настоящее, а за будущее, в которое этот вирус не имеет права проникнуть, так как он губит все человеческое. Такой человек не оставляет себе права быть говном - то есть он, как разумное существо, учится быть себе судьей.

Осуждаете Хаматову? Обернитесь для начала на близких вам людей. А потом уже поговорим о совести и достоинстве.


По-моему, это в своём роде шедевр. Из чувства нонконформизма несколько комментариев сделать считаю нужным. Поехали!

Спасибо огромное моему отцу, который в свое время пытался стать советским детским поэтом, но, к счастью, у него ничего не получилось. Окунувшись в жалкий и гнусный мир литературы Союза Советских Писателей, он послал все это к чертовой матери - и стал фарцовщиком. Он делал то, что было страшно и стыдно делать в той дикой стране, но ему не пришлось играть на собственную совесть.

Хвалиться тем, что отец — завистливая бездарь? Может, это и рукопожатно, но с моей простой точки зрения — стыдно. Ни разу не идеализируя Союз писателей СССР, хочу заметить, что в нём, как и в любом другом коллективе, люди были разные. Это был мир, в котором существовали Шолохов, Симонов, Твардовский; это был мир, очищавшийся от Солженицына, Войновича, Виктора Ерофеева. Считать мир «жалким и гнусным» — удел злобных карликов.

Обратите внимание: Не выбившись в поэты, Игорь Холин отнюдь не посылает всё к чёртовой матери; если верить Вики, дважды раненый бывший капитан Советской Армии становится к 1970 году фарцовщиком, а потом и торговцем антиквариатом. Поскольку спекуляция в СССР была преступлением; неудивительно, что он, по меткому выражению своей внебрачной дочери, «ссал, что его за фарцовку посадят, и учил… держать язык за зубами». Держать язык за зубами дочь так и не выучилась, отчего теперь так и брызжет кипящим говном во все стороны.

Интересно: вариант заняться каким-либо производительным трудом, просто устроиться на работу Игорем Холиным не рассматривался вообще?

Я не росла на поле двойных стандартов, нам никто не давал продовольственных пайков и других унизительных советских привилегий, нас не награждали квартирами за лояльность и не поощряли путевками за восхваления гнусных тварей, которые издевались над своей страной и над ее гражданами.

Привилегии, как и всё остальное, сами по себе не хороши и не плохи. Если они используются для поощрения за добросовестный труд на благо Родины — в них ничего плохого нет. Да и квартиры, кстати, вручались вовсе не за лояльность: в Советском Союзе шло большое жилищное строительство, и миллионы граждан получали квартиры, потому что государство заботилось об улучшении жилищных условий своих граждан. Кстати, кто не хотел ждать очереди — мог тряхнуть накоплениями и вступить в «кооператив» — своего рода советскую ипотеку. Так сделали, например, мои родители — и за 15 лет (ещё при советской власти) выплатили кооперативу долг.

«Поощряли путёвками», кстати, в основном тех, кто хорошо работал, за этим внимательно следили профсоюзы. «Восхвалять гнусных тварей, которые издевались над своей страной и над её гражданами», для этого вовсе не требовалось.

Кстати, о каких это мы тварях? Вряд ли можно вообразить более гнусных тварей, чем Солженицын, Виктор Ерофеев и подобные им либеральствующие советские интеллигенты, которые были неспособны сделать что-нибудь путное для страны, но зато смело глумились над ней и своими согражданами. Если бы путёвки вручали за восхваление этих — это был бы не СССР, а дурдом. Дурдом, впрочем, общими усилиями на руинах СССР довольно быстро строится: как ещё можно расценить присуждение государственной премии придурочной акционистской арт-группе «Война» за корявое изображение пениса в Питере на разводном мосту перед местным отделением ФСБ?

Спасибо отцу, что он родил меня в 53 года - и между его матерью, белошвейкой, и мной не стояло поколение, изуродованное СССР, от невозможности всего сущего принявшее условия этого подобия жизни.

Родила-то Арину мать, но, видимо, этот факт не ложится в концепцию. В общем, Арину Холину родил отец — 53-летний богемный неудачник-поэт и фарцовщик. Не знаю, чем уж он охмурил будущую мать Арины, Ирину Островскую, но та, утверждает Вики, была подругой Елены Щаповой.

А это показательно: Елена сама говорила про себя — «нимфетка художника Щапова». Художник Виктор Щапов, у которого «Мерседес» в Москве появился раньше, чем у Высоцкого, «вывел Елену в свет», как говорят у них, в элитно-бла-ародных кругах. Щапов был на 25 лет старше Елены (и на 7 лет моложе Холина). Елена спуталась с Лимоновым — да-да, с «Эдичкой», и уехала с ним из СССР в 1974. В общем, предполагаю, что богемной тусовщице Ирине Островской было всего лишь слегка за 20 в те поры, когда на её обратил своё благосклонное внимание «один из лидеров неофициальной русской поэзии и русского авангарда».

Создаётся также впечатление, что бытие внучкой белошвейки в глазах Арины Холиной резко повышает голубизну её крови — хотя лично я сомневаюсь, что занимавшаяся шитьём постельного белья почтенная женщина была при этом из сословия дворян. Да и дед по отцу, вроде бы офицер царской армии, тоже вряд ли относился к этому сословию — иначе о нём не говорили бы весьма обтекаемыми фразами.

И они без понятия, что их мамаши были комсомольскими активистками самого гнусного пошиба, если сразу после института ехали в Венгрию, а евреи в это время годами сидели без работы и ждали очередного отказа.

Очевидно, Арина Холина держала над всеми свечку и хорошо разбирается в реалиях советской жизни. Правда, непонятно, откуда: ведь, по её собственному признанию, она росла отщепенкой в семье отщепенца: «Мне просто очень повезло в жизни, это подарок судьбы, у меня этого нет в крови вообще, я не понимаю многих вещей на уровне культуры — я не читала советских книг и не смотрела телевизор, я не знаю советских песен (в основном потому, что они считались в семье говном — и мне не разрешали такое слушать). Я — такая и я не собираюсь лицемерно это скрывать». (Из авторского комментария к данному тексту в Фейсбуке.)

И ещё интересный момент — про евреев, также свидетельствующий о невежественности гражданки Холиной.

Ей, видать, неизвестно, что в СССР безработных мужчин не было. Женщины ещё могли трудиться домохозяйками, если вопрос будущей пенсии их не очень волновал. А бездельники именовались тунеядцами, и тунеядство было преступлением. Перерыв в стаже больше трёх месяцев привлекал к себе пристальное внимание правоохранительных органов. Вряд ли советские евреи к этому стремились. Да, многие из них хотели уехать — и уезжали. С 1949 по 1969 год из СССР выехало более 25 тысяч евреев, а к 1980 году — ещё почти 249 тысяч. Всего же к 1985 году из СССР уехало примерно 290 тысяч евреев (а ещё, кстати, 105 тысяч немцев и 52 тысячи армян). А потом — только за 1989 и 1990 годы в Израиль приехало около 200 тысяч (!) бывших советских евреев (включая и одного моего одноклассника).

Выпускали, разумеется, не всех. Если человек сильно умный, хорошо выучился, и работает на высокооплачиваемой работе где-то в секретных глубинах ВПК — с какой радости государство должно его выпускать за границу, будь он трижды евреем? Но под полмиллиона «ждавших очередного отказа» советских евреев отказа-то и не дождались, и выехали, посадив Арину в очередную лужу.

Они слышали от своих родителей, которые всю молодость и половину жизни потратили на вранье, лицемерие, на подлость, на то, чтобы утратить совесть и нравственность, как хорошо было в СССР.

Снова вижу, что Арина описывает нравы своего тёмного и душного мирка, мирка т.н. богемы, за стенами которого великая жизнь великой страны ей была не видна. Потому что миллионам советских граждан для средней, нормальной жизни в СССР не приходилось врать, лицемерить и уж тем паче совершать подлости. Да и с совестью и нравственностью в советском обществе — коллективистском, в котором людей пытались воспитывать в духе приоритета общественного над личным — было гораздо лучше чем сейчас, когда подаренная народу «свобода» привела в том числе и к высвобождению аморальных и безнравственных начал, имеющихся в человеке.

В 91 невозможно было провести люстрацию, так как нон грата стала бы вся страна. Все, чьи дедушки и бабушки врывались в квартиры к приличным людям, топали по коридорам грязными сапогами, срали мимо параши, писали доносы, судили товарищеским судом, хаяли, - и превращали эту страну в вонючее стойло для подонков.

Какой ужас: вся страна была вонючим стойлом подонков, в котором срущие мимо параши (! — параша, насколько известно, используется для отправления естественных надобностей в местах заключения; не думаю, что в этих местах поощряют неприцельные испражнения) дедушки и бабушки в грязных сапогах врываются в квартиры к приличным людям. Секундочку! а эти-то, приличные откуда взялись? Чудом выжили в революцию? Или это снова о своём родном богемном болоте? Страшно представить, что будет, если это «болото» дорвётся до вожделенных люстраций.

В том, что я не причастна к этому бардаку нет никакой моей заслуги - это дано, это какая-то невероятная благосклонность судьбы.

«А я вся такая в белом!»

Каждый, чей дедушка/папа был в партии, должен стыдиться. Я знаю, что нарываюсь на поток бурлящей ярости, но стыдиться надо не себя, а понимать, как ужасно все это наследие, и что у близких совесть нечиста. И понимание, и стыд, и раскаяние и ответственность за грехи отцов - это самое высокое и великое чувство, которое может испытать человек.

Лично у меня в Коммунистической партии Советского Союза были и оба дедушки, и отец, и мать. Все они сделали для страны немало хороших и полезных дел, и даже в страшном сне мне не придёт в голову стыдиться своих предков. Будут гордиться ими и мои дети. А вот за Арину, которая выросла в одном из застойных вонючих болот, существовавших в СССР — мне, как ни странно, стыдно. Или это не странно?

Осуждаете Хаматову? Обернитесь для начала на близких вам людей. А потом уже поговорим о совести и достоинстве.

Господь с Вами, Арина: нормальные люди Хаматовой если и не восхищаются, то глубоко уважают её за целеустремлённость, с которой она делает своё нужное и важное дело. А осуждает её как раз либеральное «болото» — выросшее из тех болотец, в смрадных испарениях одного из которых злодейка-судьба заставила Вас провести своё детство и юность (пору, которую большинство Ваших сверстников считают лучшей и самой счастливой), и которые раковыми метастазами пронзили и заразили наше общество.

Считаю, что говорить о совести и достоинстве моральное право имеют лишь люди, обладающие и тем, и другим. Но причём тут Вы?


На Фейсбуке Вы приглашаете присоединяться к Вашему журналу с названием VivaVagina. В нём явно не хватает одного слова: должно быть VivaVaginaStupida. Так будет правильнее.

Мне искренне и глубоко жаль Вас, Арина Игоревна.

Если мой пост вам понравился, вы можете поблагодарить меня за мой труд любым доступным способом.

Tags: Болотная, ложь, правда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments